Я рассказал девочке, что мы все живём одинаково.

Она сначала не поняла, потом стала спорить «за философию», потом стала смотреть в экран компьютера и молчаливо не соглашаться. Однако факт остаётся фактом – мы все живём одинаково, за исключением российских, украинских и индийских олигархов. Правда я не видел ни одного российско-украинского олигарха вживую, кроме бывшего премьер-министра Павла Ивановича Лазоренко. Помню, как он помахал ручкой из ложи Одесского Оперного театра… а через два месяца он сбежал и был арестован американскими товарищами. Но зато как я насмотрелся на индийских олигархов!

Вы не представляете себе как индийский олигарх выходит из своей огромной позолоченной машины, как его слуги раскатывают перед ним ковёр, в какой неистовый восторг приходят все присутствующие индусы. Потоки позитивной энергии зрителей настолько сильны, что олигарх мгновенно получает социальный оргазм. Это чувство сродни только чувству истинного британца, который в первый раз в жизни видит свою королеву, прождав двенадцать часов у ограды Букингемского Дворца в надежде, что королева таки поедет туда, куда это было запланировано и заранее объявлено британцам, чтобы они ждали и надеялись. И они ждут и надеются. А чтобы оказаться в первых рядах, нужно прийти ночью к ограде дворца и там ждать.

Только королеве английской всё равно. Она социального оргазма не получает, и не по причине старости или слабоумия, которым славен этот королевский род с тех пор как Черчилль сместил с трона законного и совершенно здорового короля Эдуарда VIII и посадил на трон Британской империи слабоумного Георга VI, папочку Елизаветы II. Социальный оргазм для англо-саксов невозможен по причине отмирания органа получения этого удовольствия у представителей данной расы. Процесс отмирания начинается с самого начала воспитания. «Все равны!», «Нужно делиться!», «Деньги и власть это большая ответственность!», «Разные виды еды нужно есть разными предметами столового серебра и ни в коем случае не притрагиваться к еде руками!» (тут я немного переборщил).

У Англо-саксов, как в прочем у всех северо-западно-европейцев, отсутствует орган, способный получать высшее удовлетворение от социального оргазма. Это орган был удалён при помощи специального метода воспитания. К примеру Елизавете II в молодости пришлось поработать водителем военного грузовика.

Но как этот орган развит у индусов! Он величиной с яхту Абрамовича! Если вы наступите на ногу или толкнёте случайно индусского олигарха вас тут же затопчут в грязь слоны. Однажды на приёме по случаю пятидесятилетия компании в которой я работаю (на минуточку обслуживает 60% всех глобальных платежей, и не только в долларах… многие думают, что американским спецслужбам видны только платежи в долларах… ха-ха), я случайно наступил на ногу самому главному начальнику нашей компании. Он извинился и пропустил меня вперёд, потом улыбнулся моей жене, к которой я спешил с двумя бокалами шампанского, чтобы она тоже извинила его за неловкость.

Я описываю человека, который не бедней Абрамовича. Живёт данная «ничтожная личность» в обычной трёхкомнатной квартире… правда с видом на Нью-Йоркский Центральный парк… правда квартира стоит сорок-пять миллионов… правда мебель в этой квартире эпохи Наполеона III… Но это трёхкомнатная квартира! Это обычные окна с видом! И это обычная, хоть и очень дорогая и очень редкая мебель.

Я живу в двухкомнатной квартире с видом на стоянку такси, где всю ночь кто-то ругается по-арабски, а мой самый главный начальник живёт в трехкомнатной квартире в окна которой всю ночь слышны сирены специальных автомобилей.

Он летает в Париж бизнес-классом. Я летаю в эконом. Он входит в самолёт первым. Я вторым. Я наступаю на его ногу. Он извиняется. Никакого социального оргазма.

Я зашёл с девочкой (коллегой по работе) в недавно открывшийся рядом с нашим офисом обувной магазин SJP.  В углу устало стояла Сара Джессика Паркер, окружённая толстыми афроамериканцами, которые приняли её за продавщицу, когда она их спросила, как им нравится её обувь. Потом она подошла к нам, устало улыбнулась и задала тот же самый вопрос.

Девочка ответила, что обувь ей очень нравится. Сара пошла дальше. Она ходила по магазину и её никто не видел. Мимо магазина бродили туристы и фотографировали всё что угодно, только не Сару Джессику Паркер.  Тогда девочка вытащила свой телефон и сделала два снимка.

После этого я рассказал девочке, что мы все живём одинаково. Это не Индия. Не Россия. Здесь все равны. Вещи, квартиры или автомобили могут стоить в сотни раз больше для миллиардеров, но по потребительской полезности они отличаться не будут от практичных и дешёвых вещей, которые покупают обычные люди. Здесь миллиардера могут затолкать. Голливудскую звезду принять за продавщицу.  Социальный оргазм здесь возможен только в специальных местах – красная дорожка перед вручением премии Оскара или площадка перед Букингемским дворцом, где специальные люди, которые хотят восхищаться и посылать воздушные поцелуи могут достигнуть экстаза.

Но это специально отведённые для социального оргазма  места. Девочка обиделась и обозвала всё это «философией».