РЕАКЦИОНЕР
ГлавнаяО Проекте

Егор Бычков: казнить нельзя помиловать

     Российский сегмент Интернета будоражит обсуждение «дела Егора Бычкова». Его суть проста: руководитель нижне-тагильского фонда «Город без наркотиков» молодой парень Егор Бычков и двое его сподвижников по приговору суда получили от полутора (условно) до 4 лет строгого режима по обвинению в похищении людей и применении пыток.

     Пострадавшие – наркоманы, проходившие снятие ломки в реабилитационном центре, работавщем при нижнее-тагильском фонде «Город без наркотиков». Освободили их из плена сотрудники правоохранительных органов, когда наркоманы на хлебе, воде и чесноке выходили из ломки, прикованные наручниками к кроватям.
     Оставим за кадром вызвавшие бурное негодование блогосферы факты того, что дело «несчастненьких» наркоманов правоохранители довели-таки дело до суда, в то время как более 110 дел против наркоторговцев в Нижнем Тагиле были незаконно закрыты или приостановлены. Пусть останется на совести нижнетагильской фемиды и то, что показания пострадавшие давали в состоянии наркотического опьянения, а в суд их приходилось приводить под конвоем. Суть в другом.
     Примем за аксиому утверждение основателя первого фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана о том, что в ситуации наркомании не спрос рождает предложение, а доступность зелья формирует спрос на него. Это действительно так! Когда десятилетние пацаны начинают колоться потому, что их сверстники живут под девизом «кто не колется, тот лох», когда влюбленная 18-летняя дурочка садится на героин, полученный от парня-наркомана, когда студент пробует наркотик «за компанию», чтобы показаться крутым друзьям, речь не идет о том, что люди делают свободный выбор. Они, будучи не до конца сформированными как личности, подсаживаются на смертоносную отраву лишь потому, что она доступна. Не окажись под рукой героина, они прошли бы болезненный период формирования своего я на менее опасных веществах – алкоголе, табаке – на том, что оказалось бы под рукой.

     Различные государства по-разному оценивают опасность того или иного психотропного вещества, будь то алкоголь, конопляное масло, вытяжка из листьев коки или опиумные препараты. Как кто-то писал по делу Бычкова: в Голландии вы можете курить анашу в кафе, но не можете курить табак; в США допустимо курение анаши дома, но вас посадят, если вы затянитесь на улице. Обыватель чувствует, что во всей этой ситуации что-то неправильно, но не может понять, что именно. «Это похоже на какую-то разводку: наркотики нельзя, но можно водку», - восклицает исполнитель Шнур, а ведь никакой разводки нет. Адекватное общество ограничивает распространение определенных психотропных веществ, исходя из сложившихся в нем традиций, а также из чувства самосохранения. Когда общество это чувство теряет, начинается обвальный рост наркоманов, что, если пустить ситуацию на самотек, в конечном итоге произойдет уничтожение социума.

     Методы борьбы с распространителями психотропных веществ – будь то алкоголь, наркотики, табак – различны. Их жесткость меняется в зависимости от многих факторов. Сегодня противники Бычкова вытаскивают на свет, вероятно, имевшие факты унижения человеческого достоинства наркобарыг в 90-е годы, когда екатеринбургские фондовцы водили тех на веревочке по базарам. Было такое? Наверное, было. 90-е годы отличались крайней жестокостью: браток, которому показалось, что его «подрезали» на трассе, мог разбить якобы обидчику машину, и в целом, произошедшее никого бы не удивило. Так что хождение с табличкой по рынку – еще весьма мягкое наказание для описываемого периода. Сегодня общество изменилось. Примат ценностей отдельного человека перед интересами общества глубоко закрепился в сознании многих, и то, что казалось нормой полтора десятилетия назад, вызывает у обывателя ужас. Это нормально! Это объективный процесс. Общество становится мягче, важно только все время помнить, что излишняя мягкость также деструктивна. Если сильно жалеть свинюшек и коровок – помрешь с голоду.

     Вернемся к делу Бычкова. Зачем был нужен фонду «Город без наркотиков» реабилитационный центр, тот самый, чья работа позволила прокуратуре возбудить уголовное дело, парализовать на несколько лет работу самого фонда, а в конечном счете, упрятать ребят за решетку?

     Ответ прост. Чтобы позвать милицию, провести контрольную закупку и посадить наркоторговцев, необходимо обеспечить доказательную базу. Даже если все жители дома покажут на суде, что в конкретной квартире продают героин, самый суровый судья будет вынужден барыгу отпустить на свободу. Чтобы тот сел, и сел надолго, нужны доказательства преступной деятельности. Наркоманы, которым жесткими средствами помогали снять ломку, эту базу и обеспечивали. Они не только указывали адреса точек, но и помогали делать контрольные закупки, передавали меченые деньги.

     Всегда ли работала такая тактика? Конечно, не всегда. Барыги тоже не круглые идиоты, несомненно, многим удавалось соскочить, подставив вместо себя мелких торговцев – наркоманов-курьеров, продающих наркотик в обмен на дозу. Тем не менее, система работала – за решетку садились и мелкие торговцы, и оптовики, и даже их покровители в милицейских погонах.

     Я далек от мысли, чтобы представлять сотрудников фондов «Город без наркотиков» ангелами. И очень бы не хотелось, чтобы сейчас общественное мнение сделало из Егора Бычкова святого. Человек, коснувшийся власти, оказывается перед сильнейшим соблазном превысить свои полномочия. Отсюда пьяные гибддшники, давящие детей на переходах, милиционеры, расстреливающие людей в торговых центрах. Эти люди не справились с испытанием медными трубами. Очевидно, что среди людей, работающих в фондах «Город без наркотиков», должны быть такие же. Абсолютно уверен, что в ближайшее время общественности подкинут какие-нибудь грязные, постыдные факты, имевшие место среди рядовых сотрудников фондов из разных городов. Под лупой будут исследовать биографию самого Ройзмана - основателя движения, вспоминать все слухи и сплетни, рождившиеся вокруг него за последние полтора десятилетия. Найдут какую-нибудь грязь? Обязательно! Это – закон жизни, безгрешен был только Иисус, да и того распяли. Но из-за одной паршивой овцы нельзя вырезать все стадо. Посыпать голову пеплом, впрочем, из-за одного выявленного негодяя всем тоже нельзя. И милиция, и ГИБДД, и фонд и все-все-все структуры, сотрудники которых таки или иначе сталкиваются с соблазном применить власть ради удовлетворения собственных потребностей, должны лишь изыскивать таких сотрудников, подвергать безжалостному остракизму, гнать от себя и отправлять в места не столь отдаленные. Замалчивать постыдные факты не надо, среди своих – так напротив - следует их широко обсуждать, но на суд общественности выносить слишком много грязного белья не следует.

     Защитники группы Бычкова и люди, откровенно радующиеся вынесенному приговору, стоят на разных мировоззренческих платформах. Первые за справедливость, и им обидно, что злой судья сажает человека, оказавшего огромную услугу обществу. Вторые – тоже за справедливость, им обидно, что наркоман не получает обращения в соответствии с Декларацией прав человека. К сожалению, справедливости не существует, есть только законы, задача которых не достижение общечеловеческого счастья, а создание надежного заслона энтропии социума. И, к сожалению, в деле группы Бычкова любое решение, принятое законодателем для общества проигрышно…

     Если новый суд оставит приговор в силе, или заменит срок на условный, он подпишет приговор всем нам. В глазах общества это будет сигнал, что наркомания победила, право наркомана колоться самому и распространять наркотики нашим детям неприкосновенно.

     Если президент помилует осужденных, он обозначит, что закона как такового в России больше нет, но действует норма «ничего нельзя, но если очень хочется, то можно». Очевидно, это деструктивный путь.

     Не лучше будет, если группу Бычкова оправдают. Это будет означать, что государство отдало часть своих прав обществу. Никто из нас не может ударить другого человека, не имеет права задержать его, применить силу. Это право – право на насилие государство держит при себе, делегируя его специально созданным силовым структурам. Пока в глазах общества право на насилие принадлежит лишь им, милиционер носит в кобуре бутерброд и останавливает хулигана строгим окриком, а полицейский не боится выйти на дежурство, вооруженный лишь дубинкой. Как только государство расписывается в своей слабости, общество берет его функцию применять насилие себя. В 90-е годы неспособность государства обеспечить охрану правопорядка привела к расцвету организованной преступности в Росси, когда решением огромного пласта проблем занялись вооруженные братки. Оправдательный приговор станет таким же сигналом народу: мы не можем защитить вас, защищайтесь сами.

     Дело группы Бычкова в очередной раз обнажило всю противоречивость российского общества, показало, что существующее законодательство не способно защитить граждан. Открылась гнойная рана, вызревавшая с того самого момента, когда были закрыты лечебно-трудовые профилактории, а избавление от разрушающих личность зависимостей было признано правом самой личности, находящейся в состоянии измененного сознания и не способной реализовать это право.

     Единственно правильным решением в сложившейся ситуации было бы пересмотреть существующее законодательство. Вернуть возможность признания наркоманов частично недееспособными; дать право родственникам направлять их на принудительное лечение; ввести обязательное тестирование на наркотики в школах, при поступлении в учебные заведения, при выдаче водительских удостоверений и при приеме на работу.

     Что же касается Бычкова и его товарищей, то они должен продолжить сидеть. В лучшей камере. С телевизором и кондиционером. Получая усиленное питание. Сидеть до того момента, пока новый закон не вступит в силу и не послужит основанием для их полной реабилитации. После этого заключенных надо будет обязательно наградить. Бычкову дать орден Мужества, а его товарищам – по ордену Дружбы. Это будет четкое и понятное послание обществу, что государство всерьез занялось борьбой с наркомафией.

     http://maxim-mil.livejournal.com



Максим Милосердов16-10-10

Обсудить на Форуме.

 

Товарооборот или Торговля?
Как Американцы Топили Японские Эсминцы.
Патриономика.
Русские Стратеги в воздухе помогут Американцам спуститься на землю.
Традиционный ислам
Старая статья из живого журнала.
Вырожденец женится на простолюдинке.
Фантомные Боли Постбумажной Экономики
Нальчик, Оценка Ситуации.
«Теория Равномерного замедления»
Теория о пятистах миллионах.
Про попугаев, хомячков, просроченные продукты, QE3 и полковников-патриотов.
«Позади Москва...»?
Лжедмитрий и День Народного Единства.
Зов Предков.
«Добровольцы». Опыт Американской Армии.
Я в отпуске.
У дебилов сегодня праздник.
Об Иране, Нефти и Кондолизе.

Послать Статью: mishamayor@hotmail.com Обратная Связь: mishamayor@hotmail.com Разработчик: mishamayor@hotmail.com