РЕАКЦИОНЕР
ГлавнаяО Проекте

Русская дилемма

    «В чем сила, брат?»

     Никого не удивляет, когда казаха Чингиза Айтматова или азербайджанца Максуда Ибрагимбекова, впрочем, как и множество других, называют русскими писателями. И в этом есть своя сермяжная правда, которая заключена в том, что интригу произведений этих писателей творят герои с особенностями именно русского характера.
     Более того, читая, скажем, Э.М.Ремарка или Курта Воннегута, поневоле приходит на ум, что их герои очень близки к русским типажам. Недаром оба указанных писателя отмечали свое увлечение русской культурой вообще и литературой в частности.
     Вот и себя я подобным же образом отношу к русским интернационалистам. Интернационалист – потому как считаю, что всем национальным особенностям место лишь в музее, а русский – поскольку думаю, говорю и пишу на русском, а особенности настоящего русского характера считаю самым «полноценным» природным продуктом. На мой взгляд, лишь два из относительно известных мне характеров, могут в чем-то посостязаться и превзойти русский: немецкий педант и японский самурай. Но, по совокупности.... Хотя это, конечно, очень субъективный подход.

     Если отбросить качества негативные, которых во всех характерах, в том числе и в русском, предостаточно, то можно отметить, что русские – прекрасные воины и замечательные дипломаты. Война в Чечне, как и последняя Олимпиада в Пекине весьма иллюстративно показала насколько сильны бойцовские качества чечен. Или осетины, мало чем уступающие последним. Но, несмотря на это, и Чечня, и Осетия в составе России, а не наоборот.

     И дело здесь совсем не в количестве соответствующего населения. Ничто не помешало кучке англичан колонизировать многомиллионную Индию, а испанцам – Америку. Просто русский характер оказался столь универсальным и глубоким, что он без особых усилий сначала подчинил, а затем и привлек на свою сторону население одной шестой всей территории Земли. И, кстати говоря, те же англичане и испанцы не выдержали испытания временем, и не смогли сохранить за собой добытые территории, а русские – сберегли. В этом-то как раз и заключена «особенность национальной охоты», что и англичане, и испанцы как были в глазах завоеванных народов колонизаторами, так ими и остались. Англичане так и до сих пор в Белфасте с ИРА воюют. А вот русские из колонизаторов повсюду стали «своими».

     Не буду спорить: нарисованную картину российской идиллии изрядно портят перестроечный и постперестроечный периоды, но все же и они не сумели существенно повлиять на эти мои убеждения. Более того, уже указанная Олимпиада и события на Кавказе августа 2008 года, еще более их укрепили. Казалось бы, только что бились на смерть два народа, нанесших друг другу неизлечимые обиды. Но прошло всего-то ничего, как два чеченских батальона, также как и чеченские борцы и боксеры, словно исправляя ошибки дудаевских времен, вышли в первые ряды, неся российские знамена.

     Поверьте, я – не идеалист. И хотя мне нравится рисовать и исследовать картины, устремленные в идиллические дали, но, по сути, я – прожженный до последней своей клеточки прагматик. И, изучая столь прекрасно выглядящую картинку нашей цивилизации и сопоставляя ее с фоном остального глобального мира, я вынужден жестко констатировать: при всех своих возможностях, заключенных как в ресурсе человеческом, так и неимоверных, просто фантастических природных богатствах, стократ горько и обидно за условия быта и существования населения российской цивилизации.

     Как можно, живя на богатейшей земле, имея под руками добрую часть всепланетных ресурсов – земли, пресной воды, древесины, не говоря уж о нефти, золоте и множестве прочих природных подарков, влачить столь нищенское существование? Посмотреть на Европу, где каждая палка по цене золота, или на крохотную Японию, вынужденную надстраивать искусственные острова, и сравнить условия быта россиянина с теми же европейцами и японцами... Как можно такого «добиться»?

     На дворе кризис. В Штатах, откуда и пошла вся эта неурядица, спад производства. Где на 20%, где на 30%, а в чем-то и на все 40%. А в России, имеющей ко всем этим неприятностям отношение весьма далекое, встала вся промышленность, за исключением производства продуктов питания и товаров первой необходимости. Но и это не предел, скоро мы добьемся того, что и эти товары станут недоступными для большинства жителей. И можно было бы еще как-то понять всю эту сюрреалистичную картину, имея, скажем, руководство брежневской эпохи, с зашкаливающим за все уровни старческим маразмом. Нет, у нас молодое, энергичное правительство со своими достоинствами и недостатками (а кто без греха!).

     Но тогда что же мешает нам нормально жить? Какие тяжкие гири тянут наше бытие, не позволяя догнать даже середнячков в этом марафонском забеге?

     Как это ни парадоксально, но наша слабость – это обратная сторона нашей силы. Мало того, что обилие всех этих лесов, полей и рек тысячелетиями развращало наши души, не научив элементарной экономии. Это еще малая часть беды. Основная же беда заключена в том, что огромные пространства, подаренные нам нашими предками, требуют просто грандиозного аппарата управления, затратного и дорогостоящего. И в итоге всё это выливается в колоссальные расходы, выраженные в налоговом эквиваленте, который не позволяет нашей продукции стать конкурентоспособной.

     Увы, такова цена наших имперских амбиций и душевной широты русского характера.

     Наш финансово-экономический «жигуль» тужится и кряхтит под грузом российских просторов, ломаясь и останавливаясь по каждому поводу и без оных. Далеко впереди маячит американский джип. Флегматичные бриты с пунктуальными немцами и прочими неспешными скандинавами просто слились с горизонтом. А мимо нас бодро трусит китайский рикша с почти полутора миллиардами наездников, гроздьями свисающих со всех сторон повозки...

     На самом деле никакой дилеммы нет. Мы не имеем ни единого морального или иного права как перед нашими предками, кровью и собственными жизнями, заплатившими за российскую землю, так и перед собственными потомками, которые точно с таким же недоумением будут смотреть в нашу сторону, как мы на наших правителей, продавших Аляску и подаривших Крым. У нас нет альтернативы замене старого «жигуля». Сбрасывать «груз» нам никто не позволит. Но лишь пересев в новый добротный «грузовик», мы имеем возможность сдвинуться с мертвой точки экономического развития.

     Западная финансовая модель, слепо скопированная нашим руководством в постперестроечный период, не подходит для нашей страны. Это, примерно, как если бы крупнейшая корпорация скопировала принципы управления с крохотных мобильных предприятий. Совершенно очевидно, что продукция, произведенная такой корпорацией, будет неконкурентоспособной на рынке уже захваченном (тем более) мобильными предприятиями.

     Нам нужна другая – существенно более эффективная модель управления. Не просто «свободный рынок», но рынок управляемый, не просто денежный поток, бурным хаосом несущийся на встречу с акулами бизнеса, но строго регламентируемые и выверенные с экономическими показателями действующих предприятий финансовые инструменты, распределяемые в нужных для общества направлениях.

     Подозреваю, что необходимость в замене финансово-экономической модели испытывает не только Россия. С большой долей вероятности можно предположить, что и Индия, и Китай, обладающие столь же впечатляющими показателями человеческого ресурса, имеют аналогичные по масштабам, хотя и несколько иные по направленности, проблемы. Соглашусь, что на данном этапе Китай сумел найти выход из положения, модифицировав (опять же!) западную экономическую модель, за счет чего мировые финансовые потоки были обращены в нужном для Китая направлении. Но уже сегодня на фоне всемирного кризиса видны слабости подобного подхода. Стоит лишь задаться вопросом, какую продукцию и куда будут предлагать китайские производители, после того как китайский рынок будет насыщен электронными игрушками собственного производства?

     Выводы о необходимости замены финансово-экономической модели в России особенно проявляются в условиях текущего кризиса. В этом разрезе видны не только антагонизмы, связанные с масштабами используемых процессов и связанных с ними затратами. В условиях кризиса дополнительным фактором сказывается и противоречивость принимаемых западом решений по увеличению собственной денежной массы. Эти противоречия начнут усиленно воздействовать на стыке «производитель – потребитель». Выступая на стороне «потребителя», решения западных монетарных властей окажутся губительными для России, которая является ярким типажом «производителя» продукции.

     Негатив подобных решений будет исходить и со стороны усилий по снижению ценовых показателей (в том числе и на нефть), а также со стороны развития собственного производства, которое будет способствовать снижению уровня безработицы и валютных затрат, и с которым не сможет конкурировать российское производство, тем более в столь жестких кризисных условиях.

     Нам просто жизненно необходимы новые финансово-экономическая и административная системы. И не когда-то там, в будущем, а именно сейчас. Наш «жигуль» на кризисном подъеме неудержимо потянуло назад. А вы помните, какая остановка была предыдущей? На всякий случай напомню – она называлась «Беловежская пуща».



Мансур Гиматов21-04-09

Обсудить Публикацию.

 

Консенсус.
Здравым смыслом здесь никогда не пахло.
Последнее "китайское" предупреждение.
Рецессия Закончилась. Ура.
Последний пузырь.
США. Замкнутый Круг. Часть третья.
Деглобализация.
Краткая История США. ( The World Factbook )
История это история симулякров
Do we bomb Libya to make oil more expensive?
Ходорковский, Прощание с Иллюзиями.
-777
ИГРОКИ.
УСТАВ НАТО
Выборы - вредная западная зараза.
Наследники Платона, Сократа и афинской демократии.
Записка из Мертвого дома
Расширение НАТО - гарантирует увеличение безопасности?
Эксперимент Милгрэма, или почему ГИБДД убивает без предупреждения

Послать Статью: mishamayor@hotmail.com Обратная Связь: mishamayor@hotmail.com Разработчик: mishamayor@hotmail.com