РЕАКЦИОНЕР
ГлавнаяО Проекте

Внимание! Роботы!

     Когда-то население Земли достигало шести миллиардов человек. Сегодня популяция двуногих говорящих существ находится примерно на том же уровне, но процент людей в общем числе невелик. Их численность, по разным оценкам, составляет 5 - 10% от общего количества граждан планеты. Все остальные – роботы.

     Большинство профессий, призванных обслуживать общество, с самого начала предназначалось для роботов. Вахтеры и кондукторы, продавцы в магазинах и тренеры, бухгалтеры и водители, ну, и, конечно, смотрители музеев – описание их функций укладывалось в несколько строк программного кода, и работали программы отменно. Люди, столкнувшиеся с роботами, даже не догадывались, что имеют дело с неодушевленными объектами. А если вдруг кто-то, например, излишне въедливый гость в музее, задавал нестандартный вопрос, ответа на который у робота не было, тот всегда мог нахмуриться и сказать: «Я что-то не припомню». Сообщение об ошибке отправлялось инженерам, а те либо подключали роботу дополнительную информационную библиотеку, либо оставляли вопрос без внимания, как слишком редкий.
     Поскольку качество изготовления человекоподобной оболочки было на высоте, а количество профессиональных алгоритмов увеличивалось лавинообразно, возникло вполне объяснимое и оправданное желание сделать роботов неотличимыми от людей.
     Сначала думали, что главная разница между машиной и человеком лежит в чувственной сфере, поэтому роботов научили смеяться и плакать. И тут оказалось, что алгоритмизировать человеческие чувства даже не придется! То рыдающие, то заразительно хохочущие роботы выглядели столь человекообразно, что светлые головы поняли: абсолютного сходства можно добиться, использовав простейший блок псевдочувств, основанный на выражении истерических псевдоэмоций.

     «Я тебя люблю, а ты любишь другого!»

     «Я тебя ненавижу!»

     «Он – козел!»

     «Ты мне изменяешь, дрянь!»

     «Я тебя люблю! – Я тебя тоже!»

    

     Гамме псевдоэмоций даже не требуется разнообразние, ведь подобно нескольким стекляшкам в калейдоскопе они способны создавать ощущение многогранности и уникальности! Более того! Раз установив истерический блок, инженер может далее не тратить время на его настройку. Псевдоэмоции великолепно настраиваются самостоятельно, если к ним добавить генератор случайных чисел. Он заставляет робота с определенной периодичностью либо обновлять эмоциональное состояние, либо сохранять текущее.

     Некомфортная погода, популярная песенка, повышенный выброс в атмосферу оксида азота – все эти случайные факторы вдруг сделали эмоциональных роботов очень похожими на легко меняющих настроение людей!

     На первом этапе, конечно, случались казусы. Излишне разгоряченные роботы вдруг начинали бить и ломать друг друга, совершали немотивированные преступления, похищали детей или переходили дорогу, не глядя по сторонам, спиной к потоку машин.

     Хотя эти случаи и не носили массового характера, в эмоциональной прессе своей эпохи они оставили глубокий след.

     Подкорректировать истеричность роботов было очень просто. Для этого всем роботам установили абсолютное почтение перед законом. «Dura lex, sed lex», - что значит: «Авторитет превыше всего». Эта команда и поныне обрывает любые девиантные порывы.

     И хотя робот может смачно ругаться на абсолютную глупость и даже очевидную вредность закона или правила, преступить наложенное свыше ограничение и хотя бы попробовать опротестовать его … он не способен. Лишь только для сохранения правды жизни и для придания миру пикантного разнообразия была оставлена небольшая группа роботов «с ошибкой» - роботов-нарушителей. Их свобода воли опять же определяется работой генератора случайных чисел: иногда такие экземпляры следуют правилам, иногда нет, впрочем, рационально свое поведение объяснить они не могут.

     Хотя и поныне в связи с сохранением некоторой доли заведомых нарушителей нет-нет, да произойдет особо жестокое немотивированное преступление, например, убийство целой семьи, с этими статистически неизбежными жертвами приходится мириться. На них пришлось пойти в целях придания роботам максимальной «человечности», а также из уважения к уникальности личностных свойств.

     Очень скоро оказалось, что выпуск роботов способен решить большинство экономических проблем человечества. Роботы успешно замещали работников-людей. Более того! Во многих областях, которые неискушенному наблюдателю кажутся специфически человеческими, именно роботы действуют гораздо эффективнее. Большинство журналистов сегодня – это роботы. Благодаря тому, что алгоритмы обработки информации (создание новостей на основе других новостей, выделение резюме из длинных текстов и т.д.) были обкатаны еще в человеческую эпоху в Интернете, именно роботы-журналисты стали пионерами робототехники. Сегодняшний репортер умильно смотрит на вас, выслушивая вашу историю, кивает и, покачивая головой, задает уточняющие вопросы. На самом же деле в эти самые мгновения в его электронных мозгах происходит комплексный анализ поступающих данных. Роботу-журналисту не важно содержание, он ищет те зацепки, которые превратят вашу историю в сенсацию часа, а блоки сочувствия помогают ему поддерживать с вами постоянный эмоциональный контакт. И вот вы, уже сами не понимая почему, сказали несколько больше, чем намеривались и раскрыли свою душу перед машиной, чтобы та спустя полчаса выложила ее на всеобщее обозрение в Интернете.

     Очень эффективно действуют роботы-политики и роботы-чиновники. Они не столь хитры и гибки, как люди, но недостаток ума и способности комплексно видеть проблему с лихвой компенсируются упорством и твердой уверенностью в собственной правоте.

     Инженеры, создающие новые продукты, отныне являются исключительно роботами. И пусть им не дано совершить очередную научно-техническую революцию, зато они дешевы и взаимозаменяемы. Ничто не мешает вам поставить инженера из Сингапура на место бразильского инженера. Он будет выдавать абсолютно идентичные технические решения.

     Рост популяции роботов и увеличение их социальной значимости потребовали привнесения некоторых изменений в общественное устройство. Прежде всего выяснилось, что роботы плохо овладевают предметами, требующими абстрактного мышления. В целом операции с образами не вызывали у них сложности. Роботы с легкостью усваивали понятийный аппарат любого объема. В экспериментально созданном литературном направлении, получившем шутливое название «постмодерн», даже самые простые программы синтеза текстов могли дать фору высоколобым литературным критикам. Однако освоение смыслов, заложенных даже в примитивных философских концепциях, вызывало у роботов непреодолимые сложности. Они не могли различить тенденций в историческом процессе, любые антиномии приводили их в состоянии прострации и доводили до слез.

     В связи с тем, что в тот момент, когда проблема стала очевидной, население Земли уже более чем наполовину состояло из роботов, пришлось срочно менять программы преподавания в школах и высших учебных заведениях. Приемлемое решение было найдено с внедрением системы тестов. Как оказалось, и люди, и роботы показывают примерно одинаковые результаты, если при обучении установка делается не на понимание системы предмета, а на запоминание суммы излагаемых фактов и правил.

     Недоумение, вызванное у людей внедрением новой системы оценки качества знаний, прошло очень быстро, но главное, новая система понравилась роботам! Если раньше их страшили общественные науки, то, спустя каких-то два-три года после введения тестов, роботы стали предпочитать сдачу экзаменов именно по общественным дисциплинам.

     Сегодня уже мало кто (даже из людей) помнит те дискуссии, которые разворачивались на первых этапах роботизации. Тогда говорили о недопустимости вытеснения человеческого, об уникальности и неповторимости отдельной личности, о пагубности шаблонизации… Как показал опыт, все эти истеричные выкрики были лишь детскими страхами перед новым и прогрессивным. Реальным результатом всеобщей роботизации стало создание мира, в котором живут и взаимодействуют разнообразные, яркие и талантливые личности, верные граждане своих стран, эффективные работники и счастливые роботы!



Максим Милосердов22-05-08

Обсудить Публикацию.

 

Менты. Как это делается в Нью-Йорке.
Кудрин.
Разоблачение экономики
Наши Правозащитники Как Зеркало Оранжевой Революции.
Постиндустриальное общество
Мировая закулиса и индейцы племени Раша ( к 25-летию СПИДа )
Деньги. Инфляция. Стабфонд.
За несколько дней до другого теракта.
Европа.
Прелести L'amour de trois.
Конец философии? (автор: Zund)
$1,500,000.00
The Day After Tomorrow....
Эксперимент Милгрэма, или почему ГИБДД убивает без предупреждения
«Великая блудница» экономика.
Американские авиалинии
Во всём виновата логистика. (Засуха в России. III)
Два Источника Власти. Часть Вторая.
Две Жизни.

Послать Статью: mishamayor@hotmail.com Обратная Связь: mishamayor@hotmail.com Разработчик: mishamayor@hotmail.com