Пиратство вещь взаимная и неисправимая.

Американцы не перестают шуметь по поводу «интеллектуальных» пиратов засевших в России. Проблема, конечно, существует, но не только в России и не только по отношению к США. Американцы тоже любят пользоваться чужой интеллектуальной собственностью.

У России не так много известных брендов и еще меньше интеллектуальной собственности. Поэтому, если долго не рассусоливать, то первое, что приходит на ум это водка и оружие. И вот тут то начинается самое интересное. Наша самая знаменитая русская водочка – смирновочка, уже семдесят лет приносит денежки американским капиталистам-кровососам.

Второй пример – оружие. Калашниковы в США продают отнюдь не тульской сборки и отнюдь не изготовленные по лицензии. Либо сами штампуют, либо покупают китайские и восточноевропейские подделки. Это касается не только настоящих автоматов калашникова, а еще их копий в виде пневматического оружия или просто макетов. Кто платит роялти за использование этого бренда? Почему американский конгресс видит пиратство только в России? Почему он не видит пиратство у себя под носом или в странах восточной европы, которые штампуют российское оружие без всяких лицензий, да еще и поставляют его в Ирак и Афганистан для «национальных» армий. Фактически американское правительство платит пиратам, производителям контрафактного оружия, для того чтобы вооружать иракскую армию.

Российские владельцы интеллектуальной собственности ведут бесконечные тяжбы в защиту своих прав и никогда правительство России не раздувало скандалов по поводу ПИРАТСТВА в США. Потому что мы идем по закону, а штаты любят организовывать шумихи. Почему не сделать как делают русские? Почему не подать в суд на пирата? Почему нужно оказывать давление на российское правительство? Потому что бороться с пиратством при помощи судов вещь БЕСПОЛЕЗНАЯ. Если семья Смирновых не может доказать свое ЗАКОННОЕ право в американских, самых справедливых, судах, то как можно расчитывать на то, что американцы смогут доказать свои права в судах «басманных»?

В самих США нелегальное копирование развито в десятки раз больше, чем в России или Китае. Пройдитесь по Канал-стрит в Нью-Йорке – она вся забита контрафактной парфюмерией, бижутерией, часами, электроникой, одеждой. Раньше это все привозилось из Китая. Теперь, когда таможня закрыла кордоны для контрафакта, эта продукция производится в США на нелегальных фабриках. Побороть это не возможно. Даже США, со всеми ее ресурсами, практически умывают руки. Делаются периодические рейды, закрываются нелегальные фабрики. Но процесс остановить невозможно.

Чего же вы от России хотите? Чтобы она признала, что пиратство это плохо? Так она это признает. Чтобы она боролась с конрафактной продукцией? Так она это делает. А ущерб владельцам копирайта приносят не только российские преступники. Сколько там американцы насчитали? Два миллиарда долларов? Не смешите меня. Оборот контрафактной продукции в Чайна-тауне Нью-Йорка в несколько раз превышает эту сумму. А ведь таких Чайна-таунов в Америке десятки. Чего шуметь то? Сами замазаны по самые уши. Представте себе – французское законодательное собрание ставит на вид США, что та не борется с производством французской конрафактной парфюмериии и одежды в Америке. Идиотизм? Тем не менее по отношению к России этот идиотизм проканывает.

2 thoughts on “Пиратство вещь взаимная и неисправимая.

  1. IP нехай будет, а вот патенты-реальное зло и тормоз прогресса. Одно радует не смогли всё-таки корпорации в ЕС пропихнуть патенты в программировании. Откаты видимо маловаты были.

  2. Copyright вообще как явление деструктивен, поскольку он запрещает то самое, чем человек отличается от животных – пользование информацией. Копирайт проистекает из необходимости финансирования исследований и разработок, но решает эту задачу до невозможности коряво – "гладко было на бумаге, да забыли про овраги".

    Вот первый овраг. Предположим, я хочу изобрести, скажем, коричневый светодиод. Вещь теоретически полезная, но практически ни одного заказа на это изделие нет, поскольку производители электронной аппаратуры заказывают только то, что уже выпускается серийно. Стало быть, деньги на разработку я должен занять. Вы пытались когда-нибудь занять денег на разработку? Попробуйте попросить кредит на эти цели в банке – много забавных вещей услышите!

    Вот второй овраг. Предположим я таки изобрел коричневый светодиод, потратив на его создание $10 млн. Теперь я должен вернуть эти деньги. Копирайт предусматривает, что платить за это должен конечный покупатель. Предположим, приходит ко мне покупатель (завод) и хочет купить у меня лицензию. $10 млн для него – слишком дорого. Он может быть и согласен мне столько выплатить, но у него всего заказов на 10 млн штук, при накрутке по $1 на штуку такой товар будет неконкурентоспособен. С другой стороны. Предположим, я сочинил рингтон. Мои затраты на это составили, скажем $10 тысяч, а я продал этих рингтонов на $1 млн. Круто! Классно! Копирайт рулит! Вывод: нефиг изобретать светодиоды, надо писать рингтоны.

    Резюме. Распространение информации по популяции является единственным и самым существенным преимуществом человека как биологического вида. Информация по своей природе нематериальна и может быть использована всем человечеством. Вывод: финансировать разработки и исследования должно всё человечество.

Leave a Reply

Your email address will not be published.